Волочаевская+36+отделение+головыи+шеине+переехало телефон регистратуры

Воспоминания о фронтовой жизни на Финской и ВОВ — г. Свирь — 2. Строили электростанцию в ти километрах от Петрозаводска.

Солдатское поле. Федор Головин.

Вспоминая Н. Нельзя распоряжаться ее по своему усмотрению. Не имеете права! Волков - М. Дунаевский - В. Оборвались три жизни. Председателю горной комиссии страны Николаю Николаевичу Волкову шел 47 год. Едва ли я ошибусь, если скажу, что в горном туризме не появлялся спортсмен столь характерный, столь заслуживающий увековечивания в памяти туристов, как Н.

Турист гор, высокогорный турист, одаренный художник и фотограф, он стал и большим общественным деятелем. Было время, когда самодеятельного горного туризма не было. Тянь-Шань и Памир не осваивались туристами.

Нет самодеятельного горного туризма и за пределами нашей родины. Волков стоял во главе этого движения, вкладывая в ГОРНЫЙ туризм все свое свободное время, весь свой незаурядный талант, если учесть, что наша страна - во многом была горная, что горы открывались советскому народу для активного отдыха и воспитания мужества, что они щедро разбросаны по стране, что становится ясно, сколь нужна и своевременна была его деятельность.

Он не принадлежал к числу тех, кто в послевоенные годы пошел в горы, не входил в тот круг первопроходцев, кому посчастливилось стирать белые пятна на картах Тянь-Шаня и Памира. Он набирал опыт в горной школе С. В этой школе, как и в вводе послевоенной жизни сформировались его нравственные убеждения, которых он не менял никогда. В горной школе, как он не раз потом говорил, установки горного туризма откладываются на всю жизнь.

Вот почему горные школы столь необходимы для привлечения молодежи в горы, для воспитания мужества и Коля мечтал возродить их. Подобно своим предшественникам - Афанасию Никитину, Николаю Пржевальскому, Петру Семенову, Готтфриду Мерцбахеру искал он неизведанное, нехоженое, "белые пятнышки" в горах. Природные данные его были таковы, он так был одарен физически и так полно вмещал душевные силы, которых требовало себе горное дело, что постепенно оказался во главе горного туризма страны.

И чудилось потом, будто так он стоял тут всегда, с начала. Мне неизвестна в деталях линия, по которой двигался он до члена федерации туризма СССР. Оно и неважно, ибо Коля Волков принадлежал к числу тех людей, которые не меняются от продвижения. Я встретился с ним в г. Эта особенная манера общения, глубокий демократизм манер и всего душевного склада был самою заметною, самой важною чертой Волкова.

От него нельзя было ни о ком услышать резкого отзыва. И он сам, и горы, выбранные им маршруты, словно отбирали людей, собирая вокруг него достойных сложного горного дела.

Он не делал различия между людьми, всегда был с ними заодно. Ему не надо было снисходить Он по природе своей, по естеству своему, не мог быть иным. Он всегда был таков. А в походах, в экспедициях, в палатке, на переправе, в связке эта манера дала наибольший результат - вокруг него создавался особый микроклимат. Он всегда был раскован, свободен в общении с людьми и не было человека, который бы после первой же минуты беседы с ним не почувствовал этого особого обаяния, простоты того искреннего, глубокого очарования, которое свойственно только истинно крепким, здоровым, сильным, жизнерадостным и жизнелюбивым натурам.

В походах, на маршруте решал он проблему человеческого духа, вступившего в борьбу с грозной природой. Ему удавалось у себя и у группы мобилизовать и вызвать к действию иногда неведомые ранее внутренние СИЛЫ человека. Он был цельным и в крупном и в мелочах. Техника и тактика его хождения были безупречны.

Сообразительность, умение быстро оценить ситуацию, спокойно, без нервов принять правильное решение проявлялось во всем. Сколько почти легендарных рассказов связано с его походами. Мне врезался в память рассказ потерпевшего о том, как Н. Волков взял себе под пуховку и согрел своим теплом онемевшие ноги товарища. И это в условиях многодневного белого, ледового безмолвия. Он поделился последним, что у него было: своим теплом.

Это Человек" - услышал я тогда. Горный поход - это контрасты жары и холода, слепящего света и непроницаемой тьмы, льда и воды, скал и снега. Один только снег дает столько контрастов, что выступает перед человеком то, как враг, то, как друг.

И во всех этих условиях идет работа и отдых, путь и сон. Немудрено, что в каждом походе отрабатывался то примус, то айсбаль, то крюк, то автоклав. И когда взбесившийся автоклав нанес туристу ожог, то первое, медицинское, что услышали, голос Волкова: «Приготовиться. Самая сильная струя была его. Таких характерных рассказов всякий, ходивший с Волковым знает немало, когда неожиданными, простыми решениями или быстрыми, смелыми движениями он менял ситуацию.

Такая же простота сказывалась во всех привычках, во всем обиходе. Он говорил, что невозможно мыслить штампами, шаблонами, каждое мгновение может принести неожиданное. И он всегда приходил на помощь в самый нужный момент.

Маршруты Волкова окутаны романтикой самых дорогих туристу названий и мест. Это ледовые сбросы на перевале Дикий под Победой. Это снежно-фирновые поля под Коммунизмом, это неведомые ранее пути под Революцией. Его квартира на Ногина, а затем на Профсоюзной были одним из гостеприимных домов Москвы.

Здесь всегда был кто-то, кто-то сюда звонил. Тот, кому надо было получить консультацию по маршруту, тот с кем он оттачивал методическую инструкцию, тот, кто с жаром обсуждал с ним очередное горное приспособление, тот, кто обсуждал с ним оформление материалов похода, тот, кто вместе с ним готовил слайды, те, кто вместе с ним уходили в очередной поход.

Эта квартира проста, но есть одна особенность хозяина: любовь к разным вывескам, столь характерным для старой Москвы. Здесь и беленькая эмалированная полоска из-под окна трамвая: "не высовываться", и отлитая педаль из туалета железнодорожного вагона «Нажать тут»… Прямо против входа, пожалуй, самая удачная его фотография: "Лукоянов и Марков в ледяной трубе зимнего Иныльчека" и рядом медали, вымпелы, значки - вся бутафория, атрибуты туризма. Мимо них, каждую первую субботу сентября, когда все возвращались с гор, здесь собирались на его день рождения.

Звонок, открывается дверь и появляется сам хозяин, радушно ожидающий гостя в небольшой прихожей, чтобы увести к себе в кабинет. Здесь массивный письменный стол, шкаф с книгами и остальная часть комнаты занята снаряжением, которое ожидает своего завершения, доделки: рукописи, ждущие завершения. Здесь кисти художника, химикаты фотографа, инструменты мастера. Пора вернуться к его страсти, к той, которая роднит его с горами, горными людьми, туристами, горняками, альпинистами, страсти, которой он отдал свою жизнь.

Горы требовали от него, как и от каждого, от всех идущих в горы отзывчивости. Человек такой искренности и простоты, он держался естественно во всякой обстановке. Всегда казалось, что авторитеты, а он руководил группами, куда входили ветераны войны, люди значительно старше его по возрасту и выше по служебному положению - для него лишь источник, где он может почерпнуть совет. Он всегда имел свое мнение, свое решение.

А поняв, слегка улыбнулся бы, отмахнувшись внешним жестом. ОН слушал всегда очень охотно. Искренне и доброжелательно Коля выслушивал по существу всех, кто к нему обращался а ближе к весне число групп увеличивалось, и число обращавшихся к нему становилось нее больше.

Коля слушал, пристально вглядевшись в какой-либо ближайший предмет, пока не улавливал сути но, улавливал мгновенно, каким-то здравым инстинктом нащупывал суть, а раз нащупав, останавливал говорившего и краткими вопросами снимал сомнения, затем меткими фразами определял вывод, свое решение.

Тут для него вопрос был кончен. Колина принципиальность хорошо известна. Его можно было переубедить дополнительными доводами, но просьбы и меры давления от него отскакивали.

Против того, что подсказывал ему его опыт, совесть, он сам уже не мог ничего сделать. Высокая порядочность, столь характерная для всех его действий словно не давала ему это сделать Мнoгo горных туристов из Москвы и Душанбе, Фрунзе и Барнаула, Красноярска и Иркутска могут сказать, что они ходили с Волковым. Егo группа - удивительное собрание людей. Его принцип был прост: не отсеять половину, а наоборот, сохранить большинство. Каждому найти место по его силам. Отсюда он шел к горной школе, отсюда родились экспедиции, взаимодействия, взаимопомощь вплоть до забросок.

Так, создавая людям возможность ходить по силам, сам шел все выше, хотя горы и возраст безжалостно отсеивали одного за другим. Он каждому отводил свое место, сохраняя для гор тех. А какие разные характеры ходили с Колей в походы - на принципах добровольности отобранные индивидуальности.

Волковские палатки были легки и удобны. Их можно было ставить отдельно или соединить тандемом. В них вмещалось до 12 человек. Сделанные из отслужившего срок парашюта они объединяли туристским уютом людей. На всем туристском снаряжении лежала забота его рук, ничего не обошло его внимания. И его манера держаться с людьми, и снаряжение, несущее заботу, внимание к людям, все это формировало его влияние на людей. Оно удивительно, это влияние, оно долговременно.

Более человек пришло на вечер его памяти в Дом туриста. Вечер запомнился, увидали его дела намного значимее и шире. Увидели то, что горы и люди щедро дарили его своей красотой, и он смог увидеть эту красоту своим, ему одному присущим взглядом. Все это сконцентрировалось на его картинах, на его слайдах, на его фотографиях, на нанесенных маршрутах на картах, на лицах всех, кто пришел сюда, кто говорил о Волкове. И в первую очередь краткое, но крайне емкое слово В.

Абалакова о громадном прикладном значении в наши дни того дела, которое последовательно и кропотливо делал Волков, порой не выпячивая как это важно для страны.

Завтра жители Владивостока лишатся холодной воды Партизанский пр. Красного Знамени, 2а, , Башидзе, 5, Московская,

.

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Голод в Поволжье 1921-1922 гг. История продовольственной катастрофы в России. Теория голода. (16+)

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Записки Судмедэксперта #46 \

Комментариев: 3

  1. Iskender:

    Ничего нового для себя, кроме как что можно дарить подсолнухи мужчинам. А в рисунке, в кинотеатре, одной торчащей головой стало меньше! Значит и не мешает!

  2. Людмла:

    ry-nataly, диалог не имеет смысла, т.к. Вы просто вымещаете своё раздражение. скорее всего, ваши чувства и эмоции чрезмерны и не всегда соответствуют ситуации. подмена понятий свойственна Вам – ваш ответ будто не на мои слова. когда я довольна результатом, когда рада, говорю “Слава Богу”. для Вас это пустые слова, не значащие ничего. Ну что ж, все люди разные, от разных парадигм отталкиваются. жаль, что вступила в дискуссию.

  3. doc53:

    Простой рецепт: сократить экстрим в своей жизни.