Лучший онкоцентр в москве по лечению рака крови у детей записаться

Наш сервис поможет Вам обратиться в нужное отделение, для этого нажмите на активную область Консультативно-диагностическое отделение Основная задача консультативно-диагностического отделения НМИЦ онкологии - проводить диагностику для установления уточнения диагноза, определения природы новообразования - злокачественного или доброкачественного. Алгоритм лечения пациента определяется на основании консилиума специалистов. Ежегодно специализированную консультативно-диагностическую помощь в отделении получают более жителей Ростова и Ростовской области, регионов Южного и Северо-Кавказского федеральных округов, а также других территорий России и зарубежья.

Уважаемый пациент!

Последние два года коммерческие клиники активно внедрялись в программу бюджетного финансирования и осваивали самое дорогое направление — онкологию. Пациентам предлагали оригинальные лекарства и новые методики, в то время как в госбольницах старались на всем сэкономить.

Но стремительный исход пациентов в частные клиники и их лечение на средства государственного фонда, видимо, перестали устраивать чиновников. В Москве власти уже официально отказались оплачивать лечение рака у жителей столицы по ОМС в медучреждениях негородского подчинения, регионы вскоре могут последовать их примеру.

Как жизнь пациентов вдруг стала зависеть от успехов переговоров между частниками и государством и к чему готовиться больным — в материале «Ленты. Старикам тут не место Два года назад Ирина Федотова имена изменены по просьбе героев — прим. Поэтому лучшим вариантом тогда казалось перевезти их поближе. Да и пенсия в Москве выше. Поэтому я взяла ипотеку и купила для них квартиру в Коломенском. Осенью здоровье летнего отца, Ивана Михайловича, ухудшилось.

Он стал жаловаться на то, что не может ходить. В местной поликлинике все списывали на возраст, давление и прочее. В конце ноября мужчина практически перестал передвигаться. Тогда дети вызвали частную скорую, договорились с одним из медицинских центров и устроили полный медицинский «чек-ап», чтобы понять причину. В тот же день поставили диагноз — «рак крови», «хронический лимфолейкоз».

Свободное время было только через две недели. Поскольку отец не транспортабелен, Ирина с документами пошла на прием одна. Однако ей сказали, что для назначения лечения требуется личный осмотр пациента. Еще неделя ушла на ожидание визита гематолога на дом. Доктор почитала результаты анализов, мельком взглянула на старика, расписала схему амбулаторной химиотерапии.

Когда родственники обратили внимание, что пациент практически парализован, буркнула, что с госпитализацией придется подождать.

В больнице, где лечат лейкозы, — очереди. Порекомендовала «недели через две-три» снова записаться на прием к онкологу. Дочь, не веря, что с онкологией, да еще в запущенной стадии, нужно ждать почти месяц, побежала в федеральный онкологический центр имени Блохина.

Химиотерапию, назначенную районным гематологом, там отменили. Сказали, что пожилому человеку с определенным багажом сопутствующих патологий она категорически не подходит — слишком токсична.

И за две недели может значительно усугубить состояние. Тогда, действительно, госпитализация уже не понадобится. Но лекарство — дорогое. Я начала по своим каналам пытаться устроить отца на лечение, однако, как только узнавали его возраст, интерес сразу пропадал.

Для них он считался бесперспективным пациентом. Некоторые из них принимают по обычному страховому полису, в том числе лечат онкологию. Но пока родственники собирали свежие анализы для госпитализации — ситуация резко изменилась. Чемодан, вокзал, домой Федотовой позвонили из клиники и сказали, что им теперь запрещено брать на лечение москвичей по полису.

Оказалось, что и в других коммерческих медцентрах, которые специализируются на онкологии по ОМС, с февраля лекарственная терапия для москвичей также под запретом. Но те же самые услуги для иногородних пациентов — пожалуйста. Всех клиентов — и новых, и тех, кто уже проходил лечение, — предложено отправлять в государственные онкодиспансеры по месту жительства. Большинство пациентов новость эту узнали в начале февраля. Для онкологических больных, у которых курсы лекарственной терапии идут по строгому расписанию, а задержка может негативно сказаться на результатах, — это более чем критично.

У москвички Марины Саниной, которая борется с онкологическим заболеванием с года, в сентябре го случился рецидив. В лекарственной схеме у нее задействован препарат «Перьета» пертузумаб. Стоимость флакона в среднем — 55 тысяч рублей. Мне ответили, что в принципе препарат есть. Но согласование «Пьереты» займет три месяца. Почему — не пояснили. Посоветовали искать, где быстрее. В какие двери стучать и кричать?

Денег нет В частных медицинских компаниях позднее информирование объяснили тем, что денежные споры с фондом ОМС — это привычная ежегодная декабрьская рутина.

К январю компромисс обычно удавалось находить. Поэтому никто и не ожидал, что в этот раз переговоры застопорятся. У нас «на балансе» оказались люди, которых мы просто так не могли выкинуть. Мы их продолжали лечить все это время, несмотря на то, что никто за них не платил. А сейчас нам сказали, что и не будут платить. Почти половина из них — москвичи. Физически невозможно одномоментно организовать лечение многих сотен пациентов в месяц. Фактически людей обрекают на гибель, многие просто не выживут.

Того лечения, что они могли получить у нас, они не получат. Мы имели возможность покупать эффективные препараты, которые полагаются по международным протоколам.

Некоторые лекарства супердорогие, курс лечения может достигать сотен тысяч рублей. Плохое не покупаем. И врачи у нас тут не просто хорошего уровня, а которые что-то умеют.

Сарафанное радио заработало. У нас количество пациентов в геометрической прогрессии стало расти, даже не могли принять всех желающих. Потому что сегодня они приходят сюда и получают лечение, которое просто недоступно в государственных реалиях. В январе Московский городской фонд ОМС делал попытку прекратить оплачивать лечение россиян из регионов в столичных клиниках.

Причина — долги территориальных фондов ОМС перед столицей. Тогда Федеральная антимонопольная служба и Росздравнадзор указали ведомству на нарушение закона. В принципе, сейчас ситуация практически зеркальная.

Руководитель ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй! Если пациент выбирает иную клинику, в которой он хочет обслуживаться по ОМС, значит, власть должна уважать это. Поймите, если в госклинике качественное обслуживание, пациент, тем более с таким серьезным заболеванием, как рак, оттуда никуда не уйдет. Государство должно стремиться, чтобы стать престижным и лучшим, а не возводить незаконные препоны.

Боровова подчеркивает, что в прошлом году, когда в регионах массово срывались государственные закупки препаратов и онкодиспансерам просто нечем было лечить пациентов, частные компании реально стали спасением для многих. Люди были в отчаянии, — поясняет Боровова. В этом году ситуация в больницах легче, препараты есть практически в полном объеме. Я вчера разговаривала с врачами нашего любимого московского клинического научного центра. Там есть даже инновационная терапия, которую свободно назначают.

В коридоре выслушала от пациентов поток жалоб — начиная с хамства в регистратуре, заканчивая тем, что не назначается даже верификация опухоли анализ того, из каких клеток она состоит; это влияет на тактику подбора препаратов — прим. Протокол, расписанный в федеральном центре, пересматривается в сторону «уменьшения». Все это повышает уровень недоверия к диспансеру. Как писала газета «Ведомости» , в году с полисами обязательного медстрахования работали коммерческих организаций 7 процентов от их общего числа.

В м таких учреждений уже насчитывалось более трети. Для примера, в Москве в году ОМС занимались негосударственных медклиник, в м их стало Несмотря на то что проблема «дележки» пациентов и бюджетов вроде бы исключительно столичная, иногородние россияне волнуются, что примеру московского фонда последуют и другие регионы. Исполнительный директор Фонда профилактики рака Илья Фоминцев считает, что такой вариант развития событий действительно возможен. Причем рассуждает он со знанием дела.

В конце прошлого года фонд открыл в Санкт-Петербурге «бутиковую» онкологическую клинику, где работают выпускники и преподаватели Высшей школы онкологии.

Сейчас они также пытаются «вписаться» в систему госплатежей. Технически сделать это достаточно просто. Медклинике для начала нужно вступить в специальный реестр. Заявление подается в уведомительном порядке, отказать не имеют права. Затем нужно представить на комиссию по разработке территориальной программы ОМС что-то наподобие бизнес-плана: какие услуги компания хочет оказывать и за счет каких ресурсов. А дальше комиссия решает — достоин претендент или недостоин.

При этом вокруг решений комиссии в большинстве случаев много подковерных игр. И в каждом регионе есть свои «погремушки». Но существуют так называемые коэффициенты, — рассказывает Фоминцев. Обычно коэффициенты подбираются чуть ли не для каждого учреждения, индивидуально. По каким критериям — непонятно. Все очень мутно и непрозрачно.

Инновационное лечение рака в Подмосковье: современные онкоцентры и своевременная диагностика

В Московской области действуют два онкорадиологических центра — в Балашихе и в Подольске. В этих центрах ежедневно могут получать лечение человек. Такие же онкоцентры появятся в Коломне и Клину. Принимать пациентов в онкорадиологических центрах Подмосковья начали с апреля года.

Онкологический центр «Sofia»

Последние два года коммерческие клиники активно внедрялись в программу бюджетного финансирования и осваивали самое дорогое направление — онкологию. Пациентам предлагали оригинальные лекарства и новые методики, в то время как в госбольницах старались на всем сэкономить. Но стремительный исход пациентов в частные клиники и их лечение на средства государственного фонда, видимо, перестали устраивать чиновников. В Москве власти уже официально отказались оплачивать лечение рака у жителей столицы по ОМС в медучреждениях негородского подчинения, регионы вскоре могут последовать их примеру. Как жизнь пациентов вдруг стала зависеть от успехов переговоров между частниками и государством и к чему готовиться больным — в материале «Ленты. Старикам тут не место Два года назад Ирина Федотова имена изменены по просьбе героев — прим. Поэтому лучшим вариантом тогда казалось перевезти их поближе.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Детям с заболеванием рака, посвящается! / Children with Cancer Dedicated!

Комментариев: 1

  1. galinak-42:

    Игорь, бобовые прекрастный заменитель!