Санкции устанавливаются за пять минут, на развитие отрасли уходят годы

Одна из ключевых тем круглого стола, который пройдет 19 октября в Салехарде и будет посвящен развитию инновационной и изобретательской деятельности, касается сотрудничества ямальских рационализаторов и изобретателей с предприятиями топливно-энергетического комплекса.  Одним из экспертов в этом вопросе выступит авторитетный российский учёный, член-корреспондент РАН, заместитель директора по науке Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский, чьи научно-технические разработки и атласы региональной нефтегазоносности внедрены и используются в более чем 35 отечественных и зарубежных компаниях.

«Советский Союз и его правопреемница Российская Федерация более полувека находились под санкциями, и при этом государство было самодостаточным, поскольку само себя обеспечивало большей частью продукции, - говорит Василий Игоревич. - За годы реформ, последовавших за распадом СССР, многие отрасли промышленности оказались в тяжёлом состоянии. Развал промышленности и превращение страны в сырьевой придаток в 1990-е всячески поощрялись из-за рубежа. Поэтому сегодня, в условиях санкций и непростого экономического положения РФ, такие понятия как диверсификация, импортозамещение и технологическое развитие ключевых отраслей промышленности неотъемлемо связаны  с национальной безопасностью.

Потребности в импортозамещении у современной России есть во многих отраслях, включая нефтегазовую. Например, все оборудование, которое  используется сегодня в морской сейсморазведке на четырнадцати геофизических судах, на сто процентов зарубежное, хотя имеются неплохие отечественные технические средства, применяемые при работах на мелководье и в транзитных зонах суша-море.  Плохо обстоят дела и с морскими буровыми установками - флот, созданный во времена СССР, большей частью утерян (распродан), передовое мурманское буровое предприятие АМНГР находится в тяжелом состоянии (персонал сокращен почти в 10 раз). Лишь дочернее предприятие Газпрома, Газфлот, смогло создать небольшой флот буровых установок, успешно работающих в Арктике и в Охотском море.

За годы реформ в значительной степени был утерян и кадровый потенциал, причем всех уровней - от руководства до рядовых исполнителей - специалистов. Если по линии Министерства обороны еще смогли сохранить этот ресурс, то в гражданской геологии, геофизике и бурении имеем значительный провал.   В отличие от санкций, которые можно установить за пять минут, на налаживание работы целой отрасли уйдут годы.

Ямало-Ненецкий автономный округ - уникальный нефтегазоносный регион в планетарном масштабе. На сегодняшний день здесь открыто 234 месторождения, которые могут полностью обеспечить потребности  страны газом в течение многих десятилетий. В ЯНАО будут найдены ещё несколько тысяч месторождений, большая часть которых с небольшими запасами до 2-5 миллионов тонн условного топлива. Такие месторождения  не представляют интерес для вертикально-интегрированных компаний, но перспективны для малых и средних предприятий. На днях в Министерстве природных ресурсов и экологии РФ академик Алексей Конторович докладывал о необходимости развития малого и среднего бизнеса в ТЭКе, который в настоящее время практически бездействует.

В этом плане мне интересным представляется опыт Норвегии, где государство заинтересовано в развитии малого и среднего предпринимательства  и вкладывает в нефтегазовые проекты 78 процентов инвестиций, которые затем возвращаются в бюджет в виде налогов от добычи углеводородов. Стоимость юниорских компаний за время реализации проектов возрастает во много раз.  Если бы в  России такой опыт  государственно-частного партнёрства и можно было бы реализовать, то, к сожалению, из-за незаинтересованности предпринимателей в долгосрочных рискованных проектах, он вряд ли сразу будет успешным. В современных реалиях, при существующей культуре ведения бизнеса, предприниматели предпочитают получать быструю прибыль, чем вкладываться в долгосрочные проекты.

Конечно, тут всё зависит ещё и от политики региональных властей. Ямал, например, регион прогрессивный и в перспективе мог бы стать стартовой площадкой для реализации подобных идей. Я лично знаю  бизнесменов, которые, имея некоторые гарантии, с удовольствием инвестировали бы в развитие нефтегазовой отрасли ЯНАО, и такие возможности для округа сейчас обсуждаются.

У  государственных газо и нефтедобывающих предприятий проблемы в излишней забюрократизированности. К инновациям со стороны они  менее восприимчивы, потому что не так давно создали собственные подведомственные научные центры, куда собрали хороших специалистов, и вполне логично, что в решении текущих проблем отрасли опираются на их потенциал. Однако я сомневаюсь, что такой путь оправдан при решении ряда фундаментальных проблем, особенно имеющих глобальные масштабы, в частности при борьбе с заколонными перетоками углеводородов, приводящих к образованию техногенных залежей, аварийным и катастрофическим ситуациям. Такие проблемы должны решаться сообща, с привлечением высококвалифицированных специалистов и учёных РАН и других научных организаций.

Не стоит забывать, что с модой на инновации увеличилось количество псевдонаучных идей и недостаточно опробованных разработок, которые их авторы пытаются продвинуть в экономику и промышленность всеми способами, в том числе, подключая авторитетных персон. Качественная экспертиза с привлечением ведущих ученых РАН, организация мозговых штурмов помогают выявить рациональное зерно, если такое присутствует в предлагаемых идеях и технологиях, выработать объективную оценку инновационным проектам и содействовать их внедрению».